Лествица к Сергию (окончание)


6.



«От Преподобного Сергия многообразные струи

культурной влаги текут, как из центра объединения,

напаивая собой русский народ и

получая в нём своеобразное воплощение».

Павел Флоренский.

Однажды, когда Сергию Радонежскому было уже за пятьдесят лет, удостоился он удивительного видения. Был глубокий вечер, Троицкий игумен, по обыкновению, совершал своё молитвенное правило. И вдруг некто позвал его по имени. Сергий удивился, открыл оконце в кельи. И вот дивный свет разгоняет ночную тьму так, что становится светлее дня. И видит Сергий перед собой множество прекрасных птиц, никогда доселе невиданных монастырским подвижником. И слышит Сергий всё тот же таинственный голос: «Посмотри кругом! Так умножится число учеников твоих!»

Это небесное обетование полностью сбылось. Точно райские птицы разлетелись птенцы гнезда Сергиева по всему востоку и северу Руси. И как разлетелись. Подобно учителю своему преподобному Сергию шли они в самые удалённые, самые неприспособленные к благам цивилизации уголки Русской земли. Здесь вдали от людской суеты основывали новые монастыри, жили в трудах, подвигах и молитве, пока слава о подвигах и трудах их не приводила под своды этих вновьобразованных монастырей сотни и тысячи русских людей. Возле монастырей этих образовывались поселения, города. А отшельники, стеснённые достигшими их земными славой и суетой, уходили всё дальше и дальше в леса, болота, пещеры. Так крепла, наливаясь духовным цветением новая Россия.

Очень удачно подметил это воскрешение Руси после ордынского ига историк Василий Ключевский: «Одним из отличительных признаков великого народа служит его способность подниматься на ноги после падения. Как бы ни было тяжко его унижение, но пробьет урочный час, он соберет свои растерянные нравственные силы и воплотит их в одном великом человеке или в нескольких великих людях, которые и выведут его на покинутую им временно прямую историческую дорогу».

Под руководством великого наставника преподобного Сергия возрастали духовно великие ученики. Мы назовём лишь нескольких из них. Вот те, кто прожил в Троицком монастыре до своего смертного часа: архимандрит Симон, променявший духовную власть на звание послушника Сергия. Михей – любимый келейник преподобного, удостоенный за монашеские подвиги видения Божией Матери. Епифаний Премудрый – духовный писатель, автор великолепного Жития преподобного. Преподобный Никон – второй, после Сергия настоятель Троицкого монастыря. О Пересвете и Ослябе мы уже рассказывали отдельно. А вот великие имена учеников Сергия, основавших новые обители и подвизавшихся в них: Авраамий Галицкий, Павел Обнорский, Сергий Нуромский, Преподобный Андроник – основатель Спасо-Андронникова монастыря в Москве (в котором совершал монашеский подвиг великий иконописец Андрей Рублёв), Мефодий Пешношский, прозванный так за то, что собственноручно строил почти все монастырские здания в своей обители, неся пешим деревья через реку, Преподобный Феодор – племянник Сергия, основатель знаменитого Московского Симонова монастыря. Два великих Белозерских подвижника – Кирилл и Ферапонт. Великий православный святой Савва Сторожевский… Были у Сергия и великие «собеседники», друзья, высоко ценившие советы и наставления преподобного: Димитрий Прилуцкий, Стефан Махрищский, Святитель Стефан Пермский и иже, иже…

Учениками преподобного Сергия основано 40 монастырей, из которых в свою очередь вышли основатели ещё 50 и так далее.

Вы спросите, зачем мы так подробно останавливаемся на этих именах? А дело в том, что сегодня появилось немало горе-историков, утверждающих, что русская история 14 века – сплошная выдумка придворных царских летописцев. Что не было никакого Сергия, не было никакой Куликовской битвы. Ответить на это, как ни странно, просто и доказывать здесь ничего не надо. Слава Богу, существует множество памятников, документов, свидетельств. Кроме летописных свидетельств того времени, есть жития, написанные учениками преподобного. Епифаний Премудрый. Пахомий Логофет. Есть жития святых учеников Сергия, в которых также упоминается их учитель. Сохранились лаврские синодики, княжеские грамоты, есть послание Сергию восточного патриарха Кира Филофея. Есть письма к Сергию митрополита Киприана. Есть, наконец, личная подпись Троицкого игумена под духовным завещанием Димитрия Донского. Мало? Кому-то, видимо, мало. История переписывается. Документы игнорируются. Мифы и сплетни возводятся в ранг догм. Но Господь поругаем не бывает. Наша история – это наше достояние. Народа столько, сколько в нём памяти.

Заканчивая рассказ о великом святом, о великом собирателе Русских земель, о миротворце и духовном воителе хочется опять процитировать Ключевского: « Творя память Преподобного Сергия, мы проверяем самих себя, пересматриваем свой нравственный запас, завещанный нам великими строителями нашего нравственного порядка, обновляем его, пополняя произведенные в нем траты. Ворота Лавры Преподобного Сергия затворятся и лампады погаснут над его гробницей только тогда, когда мы растратим этот запас без остатка, не пополняя его». Слова эти, страшные в своём предзнаменовании, казалось бы, сбылись в прошлом веке. Когда в угаре революционного пламени, в вихрях братоубийственной гражданской войны рухнули, казалось навсегда, сами духовные основы Святой Руси. Сотни тысяч христиан были убиты, церкви рушились, монастыри закрывались, святыни поругались. Не стало города Сергиев Посад, закрыли Лавру, осквернили мощи преподобного Сергия. Но Господь милостив. Он дал нам ещё один шанс на всеобщее покаяние и на возрождение России. От нас зависит, воспользуемся ли мы этим, может быть, последним для Руси шансом.

Мне старичок сказал, насупив брови,

У разоренных монастырских стен:

«Пока мы храмы все не восстановим,

Россия не поднимется с колен…»



И вспомнил я российскую дорогу,

Церквушек тьму убогих и хромых.

Над куполами целыми немногих

Кружится воронье. А что же мы?



На запад дышим из щелей оконных

И смотрим снизу вверх, чего грешить.

Да, все в Европе чинно, по закону.

Но как-то черство, как-то без души



У нас не то, наш путь кровав и жилист.

Нас били, бьют и мы умели бить.

Но по Закону жить не научились,

А душу не успели возродить.



И не спасут декреты и программы.

Бездушным недоступна благодать.

Ты прав, старик, пора нам строить храмы,

Чтобы с колен себя же поднимать.

И думается, верится, что по молитвам святого угодника отца нашего преподобного Сергия игумена Радонежского преодолеем мы духовное бездорожье псевдолиберальных европейских ценностей, не дадим превратить себя в бесполых, безнравственных, непомнящих родства общечеловеков, восстановим Храмы наших душ. Россия возродится, и воссияет над нами вечное Солнце Правды! Преподобный отче Сергие, моли Бога о нас!



Олег Селедцов – член Союза писателей России.




-->