Памятник Князю Владимиру


Начало двадцатого века вместо надежды человечества на всеобщий мир и стабильность принесло целый ряд локальных, грозящих перерасти в глобальные, конфликтов, вооружённых переворотов и цветных революций, чудовищных по своим последствиям террористических актов. На наших глазах вспыхивают всё новые региональные войны. Возникают зоны нестабильности и искусственно подогреваемого, управляемого хаоса.  Прослеживаются целенаправленные попытки спровоцировать такие конфликты в непосредственной близости от границ России и наших союзников. Всё это происходит на наших глазах. Не замечать этого, оставаться в стороне сегодня просто невозможно. Руководство России, её Президент неоднократно заявляли в этой связи о необходимости укрепления обороноспособности нашего Государства: «Очевидно, мы не сможем укреплять наши международные позиции, развивать экономику, демократические институты, если будем не в состоянии защитить Россию».

Президент Российской Федерации Владимир Путин провёл несколько специальных совещаний по вопросам развития вооружённых сил, в том числе ядерных подводных сил ВМФ. Результатом такой планомерной и настойчивой работы верховного главнокомандующего, министра обороны,  коллектива ведущих инженеров и сотен других людей стало строительство новейшего подводного атомохода, спуск которого на воду планируется в 2015 году. «Князь Владимир» — российская атомная подводная лодка стратегического назначения, относящаяся к 4-му поколению. Четвёртый корабль проекта 955 «Борей» и первый, строящийся по модернизированному проекту 955У «Борей-А».

Кто же такой этот князь Владимир и почему сверхновый и лучший в мире атомный подводный крейсер назван в его честь?

В истории Государства Российского было много непростых и даже трагических страниц, бывали славные победы, приводившие в трепет, восторг и ужас наших соседей, врагов и друзей. Были правители, полководцы, учёные, писатели, спортсмены, чьи имена по праву значатся в категории великих. И бесспорно, одним из самых ярких представителей этой плеяды величайших людей был древнерусский князь, недаром прозванный народом  «Красным солнышком». Едва ли найдется в русской истории имя более значимое, чем имя киевского князя Крестителя Руси. Уже древнерусские книжники называли его Равноапостольным, ибо подвиг князя Владимира вполне соизмерим с апостольским: великая страна, Русь, его стараниями освещена была светом христианской веры. Около 989 года Русская земля приняла христианство в качестве официальной, государственной религии, и это событие на тысячелетие определило весь дальнейший ход нашей истории.

В представлениях современников Владимир — идеальный князь, правитель, объединяющий вокруг себя все лучшее и организующий защиту Киева и всей Руси от внешних сил — кочевников (татар, печенегов, половцев) или чудовищных, мифических, былинных существ (Змея Горычыча, Тугарина, Идолища и т. п.). В былинах Киев, двор князя Владимира — обозначение того положительного центра, которому противопоставляются и чистое поле, и темные леса, и высокие горы, и быстрые (или глубокие) реки, с которыми связаны опасности, угрозы, чувство страха. А самого князя былины называют «Красным солнышком» и «ласковым князем», и эти названия соответствуют характеристикам Владимира: он со всеми и ко всем равно приветлив, заботлив, гостеприимен, мягок.

А каков же был князь в реальности? Когда по смерти Ярополка воцарился в Киеве Владимир (980 г.), казалось, настали последние минуты для христианской веры в России. Первым делом его по воцарении было воздвигнуть в Киеве и Новгороде новые, лучшие истуканы богов языческих, которым издревле поклонялись русские славяне. Язычники торжествовали, с великой радостью спешили они на свои священные высоты, приводили с собою сынов своих и дщерей и там пред бездушными истуканами совершали жуткие требы, приносили в жертву детей единокровных. Казалось бы, на Древней нашей земле наступило вечное торжество самого жуткого, пещерного язычества. Но дивный в судьбах своих Божий Промысл определил, чтобы этот самый великий государь Руси изначальной нанес язычеству смертельный удар и, став приверженцем  святой веры, он окончательно утвердил ее во всех пределах своих обширных владений. Господь помиловал все Царство Русское и достойнейший государь, достигши лет зрелых, сделался не только истинным христианином, но даже равноапостолом и просветителем России. Именно Владимир объединил Русь, которая была разделена во время вражды братьев. В народе прозвали его Владимир – Красно Солнышко, потому что любили его как солнышко. Был он умелым воином и мудрым правителем. Превратил Русь в огромную державу, о которой с уважением заговорили в Европе.

Когда складывалась киевская государственность, стал насущный вопрос о духовной скрепе зарождающейся нации. Вопрос о выборе единой веры. Выбирать можно было только из готового. Предпочтение, отданное Русью греческому христианству, диктовалось целым рядом объективных обстоятельств, но, скорее всего, стало результатом осознанного выбора между различными вариантами, которые, судя по дошедшим до нас свидетельствам, в Киеве рассматривались и обсуждались.

 

Владимир выбирает веру.

 

Владимир ждет. Секундам чутко внемлет.

Хранит светильник времени нагар.

Давно послы ушли в чужие земли

Евреев, немцев, греков и булгар.

 

Владимир ждет. Они вот-вот вернутся.

И что тогда?  Какая правда в том,–

Когда их судьбы вдруг перевернутся ?

Ведь русский князь мечтает об одном:

 

Чтоб небеса все также  были  сини,

Чтоб также храбр и верен был народ ...

Земля отцов и новая Россия

В его руках сейчас. Владимир ждет. (Олег Селедцов).

 

Нет никаких оснований ставить под сомнение летописное предание о том, как Владимир выбирал веру. Соседи Руси — Волжская Булгария, исповедовавшая ислам,  Хазарский каганат, принявший иудейство, католический Запад и центр православия — Византия пытались обрести единоверие в лице стремительно набирающего силы Русского государства. Западные хроники зафиксировали миссию епископа Адальберга, посланного на Русь германским императором Оттоном Великим во времена правления княгини Ольги. Об интересе к Киеву свидетельствуют и более поздние приходы римских послов к предшественнику Владимира на киевском столе Ярополку, а также дипломатические сношения с Римом самого Владимира. В арабских источниках есть сведения о посольстве правителя по имени Вуладмир (или Буладмир), то есть князя Владимира в Хорезм с разговорами о возможности принятия на Руси ислама и о посольстве на Русь имама для ее обращения в эту веру. Данные восточных источников о посольстве в Хорезм  свидетельствует, что сам факт этих контактов достоверен. Тесные контакты с хазарами позволяют считать вполне вероятной и миссионерскую проповедь на Руси иудаизма.

Сегодня модными становятся разговоры о том, что было бы, если бы русский князь выбрал в качестве государственной иную религию.

Например, ислам. «В этом случае общий уровень греко-арабской цивилизации, который был в Багдаде и Кордове, распространился бы на всю Европу. Это исключило бы эпоху Возрождения, поскольку греческая научная мысль уже распространилась бы на всю Европу за исключением ее античного языческого пафоса. И тогда исламская Европа уже в XIII–XIV веках стала бы высокотехнологической и интеллектуальной цивилизацией без коллизий капитализма, основанного на спекулятивном кредите и эксплуатации низших классов». (Гейдар Джемаль). Подобные примеры широко обсуждаются и в отношении других мировых религий католичества и иудаизма.

Интересную мысль высказал в связи с этим публицист Пётр Патрусов: «Что бы было с Россией если бы князь Владимир избрал бы для Руси не православие, а католицизм, ислам или иудаизм. Я думаю, что России, равно как и русских сегодня не было бы. Я не выдаю это за аксиому, а высказываю ту мысль, которая приходит мне на ум. Если бы русы окрестились бы в католиков, то более сильные германские племена их бы ассимилировали, как балтийский народ пруссов. Если бы Русь приняла бы ислам, то при хане Узбеке вошла бы в Золотую Орду и так же была бы ассимилирована более сильными тюркскими или монгольскими племенами. Если бы Русь приняла бы иудаизм, то быстрее всего русы были бы истреблены под корень Византией или мусульманами, хороший пример Хазарский Каганат. И лишь православие, которое приняли на Руси в 988 году, как государственную религию, создало Русь и сегодняшнюю Россию такой, какая она есть сегодня».

История не знает сослагательного наклонения. Можно долго спорить на эту тему.  Очевидно лишь то, что Выбор веры для Владимира – шаг осознанный и взвешенный. Это не попытка спасти гибнущее, загнивающее политико-государственное образование, какими были в те времена Хазария или Волжская Булгария. Русь, к моменту принятия Православия, во многом благодаря военным и политическим победам князя, была одной из самых авторитетных и могучих держав своего времени. На этом, например, настаивает выдающийся русский учёный Дмитрий Лихачёв: «Иларион (речь идёт о знаменитом «Слове о законе и благодати» митрополита Илариона. – Г. С.) высоко ставит авторитет Русской земли среди стран мира. Русские князья и до Владимира не в худой и не в неведомой земле владычествовали, но в русской, которая ведома и слышима есть всеми концами земли. Владимир – это только «славный от славныих», «благороден от благородныих». Иларион описывает военные заслуги Владимира. Владимир «единодержець быв земли своей, покорив под ся округъняа страны, овы миром, а непокоривыа мечемь». Силу и могущество русских князей, славу Русской земли, «единодержавство» Владимира и его военные успехи Иларион описывает с нарочитою целью – показать, что принятие христианства могущественным Владимиром не было вынужденным, что оно было результатом свободного выбора Владимира».

Сами обстоятельства «выбора веры» Владимиром широко известны и изложены в «Повести временных лет». Князь, желая лучше изучить основы различных исповеданий, отправил посольства в соседние земли и затем принял представителей всех тогдашних религиозных учений.

Владимир трижды собирался принять крещение. Первый раз, выслушав проповедников, каждый из которых склонял его в свою веру, князь решил отправить посольство в мусульманские и христианские страны, дабы на месте выяснить, какая вера лучше. "Избраша мужи добры и смыслены", он поручил им "испытати гораздо... како служит Богу" каждый из народов, приславших своего проповедника. Вернувшись, послы рассказали князю, что ни мусульманство, ни католичество им не приглянулись – "пришедше, видеша скверныя их дела". Иное дело православие: "приидохом же в греки... не вемы на небе ли есмы были, или на земле... и есть служба их паче всех стран".

 Для русского князя, кроме религиозных догматов, было крайне важно узнать обычаи, традиционно передаваемые из поколения в поколение той или иной религиозной группой, чтобы эти обычаи и традиции не противоречили традиционному славянскому образу жизни. Такие обычаи для новообращенных порой значат больше, чем священные книги, особенно если эти книги написаны на чужом языке. Известно, что главная книга ислама - Коран - написана на арабском языке, славянам непонятном. Или, например, для славян были неприемлемы некоторые обычаи мусульман: не пить вино, не есть свинину. Дело в том, что по русскому обычаю, князь обязан был делить с дружиной трапезу. Этот ритуальный обычай скреплял дружбу князя с воинами, способствовал упрочению братских отношений в дружине (вспомним, например, что общая чаша на княжеском пиру называлась «братина»). Кроме того славяне и русы привыкли к хмельным напиткам, так как вино и пиво снимали усталость боевых походов. Конечно, и арабы, приняв ислам, не перестали пить вино, но делали это в узком кругу родных и друзей, и они восе не знали понятия «братский пир». В итоге мусульманским муллам Владимир отказал известными словами: «Руси есть веселие пити…»

 А вот причина отказа Владимира хазарским евреям лежит в области геополитики. В Х веке Палестина была под властью мусульман. Союз гибнущего каганата с русскими князьями мог подарить хазарам надежду на восстановление былого могущества, что, кстати, весьма спорно, скорее всего такой союз мог лишь продлить его агонию гибнущей империи. Примечательно, что, по летописи, Владимир не обращался к иудеям, а только принял их, чтобы прогнать. Летопись фиксирует последнюю попытку хазарских иудеев прибрать к рукам киевского князя, сделанную тогда, когда Хазарский каганат уже не существовал. Исход попытки известен: Владимир был проницателен.

 

Дань Хазарам.

 

Тревожно гудит рассвет. Украшена степь пожаром.

Сорвавшейся в высь стрелы безжалостен путь и прям.

Кто в силе, тот будет прав. На Киев пришли хазары:

Платите, славяне, дань хазарским лихим князьям.

 

Суров приговор войны: за жизнь предъявляют плату.

От силы спасенья нет, не жалуйся, не кричи.

И вот, опустив главы, хазарскому каганату

Выносят славяне дань – выносят свои мечи.

 

Недобрая это дань. Не глупые эти россы.

Да, сабли наши остры, но лишь одной стороной.

Но грянет однажды час – их меч обоюдоострый

За данью пойдет на нас. Прощай на века, покой. (Олег Селедцов).

 

 Военно-политические следствия выбора Православной веры были для молодой Руси очень велики. Сделанный выбор не только дал Владимиру сильного союзника — Византию, но и примирил его с населением собственной столицы. И тут необходимо сделать пояснение. Владимир принимает христианство радикальным образом. Вот как описывает это событие Нестор-летописец: «Отправляясь, захватил он и двух медных идолов и четырех медных коней, что и сейчас стоят за церковью святой Богородицы и про которых невежды думают, что они мраморные. Корсунь же отдал грекам как вено за царицу, а сам вернулся в Киев. И когда пришел, повелел опрокинуть идолы – одних изрубить, а других сжечь. Перуна же приказал привязать к хвосту коня и волочить его с горы по Боричеву взвозу к Ручью и приставил 12 мужей колотить его палками. Делалось это не потому, что дерево что-нибудь чувствует, но для поругания беса, который обманывал людей в этом образе, – чтобы принял он возмездие от людей».

Казалось бы, вольнолюбивые славяне, чьи вековые традиции и национальные скрепы вдруг рушатся коренным образом, пусть даже и по воле князя, должны были воспротивиться, взбунтоваться. Ведь нравы русских славян во времена княжения Владимира не отличались выдержкой и спокойствием. Напротив, исследователи подчёркивают буйство и жестокость славянских воинов того периода истории.  «Летописи VI века, рассказывая о столкновении славян с Византией, самым мрачным образом изображают их жестокость. В середине десятого века, незадолго перед крещением, русы в войне с империей, высадив десант на северном побережье Малой Азии, отличились таким зверством, какое было непривычным даже в те суровые времена. Пленных распинали, расстреливали из луков, вбивали гвозди в черепа. Жгли монастыри и церкви, оставляя после себя горы трупов и груды дымящихся развалин. В 971 году после боев у Доростола между ратью Святослава и византийским императором Цимисхием русы принесли в жертву богам множество пленников. Византийским историком Львом Диаконом это описано так: «И вот, когда наступила ночь и засиял полный круг луны, скифы вышли на равнину и начали подбирать своих мертвецов. Они нагромоздили их перед стеной, разожгли много костров и сожгли, заколов при этом по обычаю предков множество пленных мужчин и женщин. Совершив эту кровавую жертву, они задушили (несколько) грудных младенцев и петухов, топя их в водах Истра (Дуная)».

Собираясь заложить Новгород, народные старшины по указанию жрецов велели в основание городской крепости замуровать ребенка как "строительную жертву" богам.

Столь же беспощадны были и семейные обычаи. Вместе с умершим воином на погребальном костре сжигались и его жены (одна или несколько – славяне признавали многоженство). Этот жуткий обряд подробно описал арабский путешественник Ахмед Ибн-Фадлан, оказавшийся в 922 году очевидцем погребения знатного руса. (Ибн-Фадлан попал на Волгу в качестве посла халифа Ал-Муктадира, к нему относились с соответствующим уважением и даже дали толмача, объяснявшего все происходящее).

Закон дозволял матери умертвить новорожденную дочь, если ее рождение казалось излишним. В свою очередь, признавалось и право детей на убийство родителей, обременяющих семейство старостью или болезнью. Межродовые распри передавались из поколения в поколение, подогреваемые обычаем кровной мести, удовлетворявшейся лишь смертью обидчика или его потомков». (Иоанн. Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский. Самодержавие духа).

Однако, несмотря на такую, прямо скажем, неприглядную свирепость нравов, на зов Владимира креститься и отречься от веры предков, откликается весь Киев. «Затем послал Владимир по всему городу сказать: «Если не придет кто завтра на реку – будь то богатый, или бедный, или нищий, или раб, – будет мне врагом». Услышав это, с радостью пошли люди, ликуя и говоря: «Если бы не было это хорошим, не приняли бы этого князь наш и бояре». Для русского самосознания того времени  это крайне важно – быть другом князя. Потерять его братское, дружеское к себе расположение – вот пагуба гораздо злейшая, чем гибель истуканов.

Некоторое сопротивление крещению оказали на первых порах, предпочитая язычество, Новгород и Чернигов. Но язычники Новгорода были сломлены военной силой, а через некоторое время Чернигов вместе со Смоленском также приняли христианство.   Что же происходило на Руси дальше? Принятие христианства из Византии оторвало Русь от магометанской и языческой Азии, сблизив ее с христианской Европой. Мы видим, как православная церковь постепенно распространяла свое благотворное влияние на всё общество, повсеместно возводились храмы и монастыри, люди учились грамоте и живописи. «И не случайно этот выход на мировую арену органически соединялся с появлением на Руси высокоорганизованного литературного языка, который это приобщение закрепил бы в текстах, прежде всего переводных. Письменность давала возможность общения не только с современными Руси культурами, но и с культурами прошлыми. Она делала возможным написание собственной истории, философского обобщения своего национального опыта, литературы». (Дмитрий Лихачёв. Крещение Руси и государство Русь).

Усиливались политические и культурные связи с цивилизационными центрами: Царьградом, Римом, Европой. Результатом такого по сути революционного скачка в развитии государства стали ярчайшие образцы домонгольской архитектуры, иконописи, знаменного пения. Самобытные, но разрозненные славянские племена объединялись в единое мощное государство с общностью геополитических, идеологических и нравственно-религиозных интересов.

 

Владимир строит десятинную церковь.

 

Здесь пали за Христа в году недавнем

Феодор верный, кроткий Иоанн.

И вот поднялся храм свечой из камня

По древнему обычаю христиан.

 

Бессчетно притекли мужи и жены,–

И князь воззвал, волненьем обуян:

"О Боже, в храме,– мной сооруженном,–

Внемли молитвам добрых россиян.

 

Позволь и мне, о Боже, оправдаться,

От скверны чисту быть в глазах Твоих ..."

А после угощал бояр и старцев,–

И беднякам воздал по нуждам их.

 

И внес в алтарь сосуды из Херсона,

И с хором вместе гимны Богу пел.

И греческим письмом творить иконы

Отныне и навеки повелел.

 

И потекла из церкви –Десятинной

По всей земле Христова благодать.

Так свет зажегся на Руси былинной,–

И Солнцем стали князя называть. (Олег Селедцов).

 

Итак, Русь пришла к крещению в 988 г. Целый ряд социальных и политических факторов способствовал этому. Сила проповеди Православия была и в политической умеренности Византийской империи, и в искренности константинопольских патриархов, и в очаровании греческой литургии (церковной службы), и, что особенно важно, в политической воле и религиозной дальновидности правителя Руси.  

Византия хотела от Руси дружбы и прекращения бессмысленных набегов на побережье Черного моря. Греческие богословы не сдабривали проповедь православия лукавыми политической пропагандой. Важным оказалось и то, что Православие, в отличие от католичества, не проповедовало идеи предопределения,  потому ответственность за грехи, творимые по собственной воле, ложилась на самого грешника. Это было понятно и приемлемо для славян-язычников. Принятие христианских норм морали не было психологическим насилием для неофитов, которые привыкли к традиционному противопоставлению добра и зла.

Таким образом, крещение в корне изменило всю русскую жизнь. Видя себя в новом положении с новыми понятиями, русский человек неизбежно задавался вопросами о новых христианских обязанностях, о том, в какое положение поставлен он теперь по отношению к окружающему миру, к Богу, к себе самому. Крещение дало нашим предкам высшую свободу - свободу выбора между Добром и Злом, а победа Православия подарила Руси тысячелетнюю историю.

«Владимир же был рад, что познал Бога сам и люди его, воззрел на небо и сказал: «Христос Бог, сотворивший небо и землю! Взгляни на новых людей этих и дай им, Господи, познать тебя, истинного Бога, как познали тебя христианские страны. Утверди в них правильную и неуклонную веру, и мне помоги, Господи, против дьявола, да одолею козни его, надеясь на тебя и на твою силу».

Итак, выдающийся полководец, блистательный стратег, креститель, а по сути -  основатель новой христианской русской нации – вот портрет князя, чьё имя и сквозь века олицетворяет собой символ мудрости, прозорливости, решимости и мужества, это имя доброго и верного отца нации, созидателя Руси, и оно по праву будет украшением новейшего и самого мощного и грозного подводного ракетоносца современной России – щита наших границ и меча нашего праведного гнева, ведь и сам великий князь, прозванный равноапостольным, по слову апостола Павла был облечён во всеоружие Божие. Имел прочный Щит Веры и Меч Духовный (Рим. 6: 11-17). И посему память о нём в род и род.

Селедцова Г.В.,

учитель русского языка и литературы

МБОУ "Эколого-биологический лицей №35 города Майкопа".

 

Память о выдающемся общественно-политическом деятеле России Святом Равноапостольном князе Владимира увековечена Церковью и обществом. Церковное почитание началось уже вскоре после мирной кончины князя. Уже в «Похвале кагану Владимиру» митрополит Иларион именует князя «блаженным». Первые сведения об официальном почитании Владимира как святого равноапостола относятся к XIV веку: все Прологи и богослужебные книги того времени имеют память Св. Владимира под 15 июля.

 

Памятники Святому Равноапостольному князю Владимиру - Крестителю Руси.

- В Киеве на Владимирской горке (1853), скульп. П. Клодт и В. Демут-Малиновский;

- Фрагмент памятника «Тысячелетие России» в Новгороде Великом (1862, - 21 сентября), скульп. М. Микешин;

- Медальон арки малых врат Северного фасада Храма Христа Спасителя в Москве, авт. Н. Рамазанов;

- В Буэнос-Айресе на Владимирской площади (Аргентина, 1988), скульп. Рукавишников.  - Копия памятника установлена в Свято-Даниловом монастыре, в Москве, с севера перед зданием Отдела внешних церковных сношений;

- В Лондоне (Великобритания, 29 мая 1988), скульп. Лео Мол;

- В Севастополе возле заповедника «Херсонес Таврический» (28 июля 1994), скульп. В. Клыков;

- В Белгороде на Харьковской горе (4 августа 1998), скульп. В. Клыков;

- В селе Зимне (Украина, Волынская обл., 2001) с иконой Божьей Матери на территории Святогорского Свято-Успенского Зимненского женского монастыря;

- Во Пскове на Октябрьской площади с бабушкой – Святой Равноапостольной княгиней Ольгой (23 июля 2003), скульп. В. Клыков;

- Во Владимире возле Успенского собора (28 июля 2007), скульп. С. Исаков;

- В городе Коростень с матерью Малушей (Украина, 2010);

- В посёлке Любеч с матерью Малушей (Украина, Черниговская обл.);

- В Днепропетровске на проспекте Петровского (Украина, 2010), скульп. А. Зобенко;

- В Туле возле Владимирской Церкви (28 июля 2012);

- В Торонто (Канада);

- В Брисбене у Квинслендского университета (Австралия);

- В Харькове у Свято-Владимирского храма (Украина, 2013);

- В Астрахани (20 декабря 2013), скульп. Н. Алиев;

- В Новочебоксарске у входа в Собор Святого князя Владимира, архит. М. Виноградов;

- В селе Сартаково Нижегородской области (26 июля 2014), авт. В. Пурихов;

- В Кропоткине у Свято-Покровского храма (Краснодарский край, 28 июля 2014), авт. В. Никифоров;

- В Ивано-Франковске, в кафедральном соборе Святого Воскресения (Украина);

- В нише Казанского собора Санкт-Петербурга;

- В 2015 году планируется установить памятник Святому Равноапостольному князю Владимиру в Москве. Автор проекта скульптор С. Щербаков. Среди возможных мест установки памятника рассматриваются Лубянская площадь, Воробьёвы Горы и Площадь Киевского вокзала;

- Начат сбор средств на строительство памятника Святому Равноапостольному князю Владимиру в Смоленске. Он будет установлен на берегу Днепра;

- Состоялась закладка камня на месте строительства памятника Святому Равноапостольному князю Владимиру в Тольятти, авт. А. Кузнецов;

- Памятник святому равноапостольному князю Владимиру будет воздвигнут в польском Гданьске напротив униатского храма Покрова Пресвятой Богородицы и св. Варфоломея, скульп. Г. Ершов.

 

Географические названия, связанные с памятью святого князя.

Города Владимир (Россия), Владимир-Волынский (Украина); залив св. Владимира в Японском море.

Ордена.

В 1782 г. Екатерина Великая учредила орден Святого Равноапостольного князя Владимира 4 степеней. Орден до 1917 года являлся наградой для широкого круга военных в чине от подполковника и чиновников среднего ранга.

В 1957 г. РПЦ учредила орден Святого Равноапостольного князя Владимира 3 степеней. Орденом награждаются Главы и иерархи Поместных Православных Церквей, архиереи и клирики Русской Православной Церкви за многолетнее служение в священном сане или за заслуги перед Русской Православной Церковью. Орденом могут быть награждены церковные и общественные деятели за деятельность на благо Православия.

 

Литература.

Свои произведения Владимиру I посвящали Феофан Прокопович, Я. Б. Княжнин, Ф. П. Ключарев, М. М. Херасков, А. С. Грибоедов и А. Н. Муравьев.

В эпоху «Владимира-солнце», обрисованного по «Истории государства Российского» Карамзина, происходит действие «Руслана и Людмилы» Пушкина. Князь Владимир является центральным персонажем ряда исторических романов: «Голубь над Понтом» («Когда пал Херсонес») Антонина Ладинского, «Владимир» Семена Скляренко, «Князь Владимир» Юрия Никитина, «Дочка императрицы» Михаила Казовского (1999), «Язычник» (2009) и «Княжья Русь» (2010) Александра Мазина и других. В романах «Князь» (2005) и «Герой» (2006) Александра Мазина упоминается о рождении и детстве Владимира.