Чьим гласом поет сердце мое….


В нашей традиционной рубрике «Жизнь приходов в лицах» сегодня мы предлагаем статью доктора искусствоведения Светланы Хватовой о Вере Дмитриевне Красниковой – прихожанке Свято-Воскресенского храма города Майкопа.

 

 

Чьим гласом поет сердце мое….

 

Духовность пения на клиросе... как ее понять, постичь, стяжать? Она обретается не в курсах по церковному пению, не на спевках, не в прослушивании звукозаписей. Как Царствие Божие не приходит видимым образом, но внутри человека есть.

Возрождение духовной жизни в постсоветской России было бы невозможным без подвижнической деятельности музыкантов, которые массово пришли в церковные хоры и практически участвовали в восстановлении богослужебно-певческой традиции. У этих энтузиастов хорового дела была разная мотивация служения на клиросе, их деятельность принимала самые разнообразные формы, но у каждого конкретного православного прихода – своя история.

Хор Свято-Воскресенского хора города Майкопа формально родился 7 января 1991 года, когда, после предварительной полуторамесячной репетиции первые десять певчих (два баса, два тенора и шесть девушек) под руководством регента Красниковой Веры Дмитриевны и взявшей над новоиспеченным коллективом шефство уставщиком Абрашевой Альбиной Михайловной, находились в сослужении в Рождественскую ночь с большим любителем хорошего хорового пения протоиереем Борисом Малинка. Но, на самом деле, это событие могло и не состояться, если бы не предшествующая история.

Вера Дмитриевна долгие годы руководила хором теоретического отделения тогда Майкопского училища искусств, причем коллектив этот был самостоятельной концертной единицей и ежегодно давал концерты в двух отделениях, занимал призовые места на конкурсах. Это можно было бы считать нормой, однако, спустя более чем тридцать лет осознаёшь, что понимание хоровой музыки именно как духовной закладывалось В. Д. Красниковой сознательно, системно. Постоянно в репертуаре присутствовали сочинения, связанные с молитвой: Stabat mater Д. Перголези, Ave verum В. А. Моцарта, «Утро раннее» и «Славу поем мы Солнцу» Д. Бортнянского. В эпоху воинствующего атеизма, нам – студентам-комсомольцам – приоткрывались тайны содержания католических текстов мессы, подлинного содержания песнопений, поющихся на русском языке, и «перетекстованных» по идеологическим соображениям. Но, прививаемая ею манера хорового пения не оставляла сомнения – интерпретируем мы так как должно звучать православное пение, и чувствовали себя немножко заговорщиками.

Такое «тайное знание» обязывало ко многому и поэтому, когда по какой-то причине нас лишили хора («простите, нет в учебном плане»), мы устроили демонстративную акцию, принеся на урок к заведующей отделением ноты части (именно духовные песнопения) репертуара хора и своим пением убедили – хор необходим! К величайшему неудовольствию тех, кто еще этого не осознал, хор был «восстановлен в правах» и вернулся в расписание занятий. Поэтому в 1990 году, когда Вера Дмитриевна собирала ансамбль для пения в церкви, певчие собрались очень быстро и основу хора составили её выпускники и студенты.

Её путь в храм, к служению поначалу мало чем отличался от жизни обычной советской девочки, рожденной в предгорье Кавказа. Вера Дмитриевна родилась 9 августа 1939 года в пос. Юсуп-Кулак Туркменского района Ставропольского края. Музыкальное училище окончила в городе Нальчике (1961); затем Саратовскую государственную консерваторию имени Л.В. Собинова (1987). С 1961 по 1966 годы работала директором детской музыкальной школы с. Залукокоаж. С 1967 и по настоящее время работает преподавателем Адыгейского республиканского колледжа искусств имени У. Х. Тхабисимова. Заслуженный работник культуры Республики Адыгея, Ветеран труда, награждена Медалью «За достижения в культуре». Всего Вера Дмитриевна выпустила около ста специалистов. Лучшие из них уже проявили себя в профессии достаточно ярко и известны в хормейстерской среде. Это Яновская Г., Чернова О., Кускова Г., Куличкова Г., Романова Е., Майдаросова С., Аношина Л., Лепихова Е., Печкина С., Бомберов С., Косолапова В., Гаража Ю. Многие из выпускников Веры Дмитриевны продолжают регентовать и петь в различных церковных хорах.

Сейчас уже трудно сказать, что было первичным – любовь к хоровому искусству и стремление поднять гигантский пласт духовных песнопений хотя бы там ‑ вначале в помещении воскресной школы Свято-Воскресенского храма города Майкопа, а затем уже и на клиросе, или вера в Бога, просто призвавшая к служению. Пожалуй, одно «подпитывало» другое, «взращивало» его. Но этот шаг был подобен новому рождению – пришла и осталась навсегда. Много ли таких в России? Пожалуй, да. Однако написать о служении Веры Дмитриевны меня сподвигло её уникальное качество – изумительной красоты и огромной силы голос, о котором обычно говорят «оперный», «большой» ‑ с диапазоном больше двух октав, ровный во всех регистрах, мощный, уравновесить который могут лишь по четыре певчих во всех остальных партиях. Исполняемый репертуар привел её к необходимости поиска новых тембровых красок, обретения того особого качества богослужебного пения, которое можно определить как «молитвенность». Эти качества слагаются из нескольких необходимых составляющих:

Приоритетное внимание к Слову, особенно в догматических вербальных текстах ‑ «дидактических», назидательных жанрах, а в отдельных случаях – при исполнении, например, тропарей, кондаков, прокимнов, отдельных псалмов ‑ псалмодирование и приближение к чтению нараспев (в таких случаях – использование приема «взрывной» согласной). Произнесение ею богослужебного слова осознанно – Вера Дмитриевна часто работает со словарями, особенно это свойственно было вначале её регентской деятельности. Именно она объясняла довольно сложную норму произнесения согласных без редукции (например, «рождшую», «безсмертный» ‑ без «оглушения» звука «з» и пр.), и теперь, когда она является солисткой хора – мы часто слышим свои певческие «огрехи» в сравнении с её образцовым произношением канонических текстов.

Вспоминаются слова преподобного Варсонофия Оптинского, о том, что церковные песнопения «должны наполнять душу, не совсем погрязшую в житейском море, блаженством. Но чтобы пение церковное производило должное впечатление, необходимо вникнуть в смысл этих песен, и тогда оторвешься от всего земного. Вникнуть в смысл молитвенных песнопений. Вникнуть в смысл церковных богослужений. Вникнуть в смысл жизни. Как много значит правильное, умное молитвенное пение! Оно, как благоуханный «фимиам, восходит к небесам, проникает в сердца, души православных христиан, собравшихся в святом храме».

Известно, что появление женских голосов в церковном хоре  явление довольно позднее. Принято считать, что женский голос – носитель страстей человеческих, его «плотское» начало способно отвлечь прихожанина от молитвы. В 1906-1907 годах А. Кастальскому пришлось защищать право женщин на пение в церковном хоре в полемике с редакцией журнала «Музыкальный труженик» (№ 16), проводившей анкетирование по вопросам допустимости данного явления. Сама формулировка анкеты свидетельствует об остроте существовавшей проблемы. Сегодня у нас уже не вызывает сомнений необходимость привлечения женщин, за неимением альтернативы: даже те хоры, где мужчины все-таки поют, их соотношение 1: 3 – то есть женщин втрое больше. И уже стали появляться партитуры, именно на такой состав и рассчитанные. Однако на практике женские голоса чаще подвержены дискриминации, в том числе и за качество их тембра. Особенно это касается регентов, воспитанных в монастырской среде. Мы наблюдали работу регента о. Феодосия в Троицком соборе г. Майкопа в 1997 году. Он часто выказывал раздражение именно певчими с сильными оперными голосами и яркой тембровой индивидуальностью.

Вера Дмитриевна владеет мастерством «отключения» отдельных тембровых качеств своего сильного голоса. Нивелирование тембровой индивидуальности, пение «прикрытым» звуком, с минимальной вибрацией., по возможности – с «уменьшенной плотностью» так называемой «мясистостью» голоса, особенно в верхнем регистре, приближение к светлому «ангельскому» детскому пению, широкое использование фальцетного и «микстового» пения – всеми приемами она пользуется в соответствии с необходимыми художественными задачами, и, что немаловажно – соответствующим молитвенным состоянием.

Именно приближение к бесплотному тембру дисканта остается звуковым идеалом многих священнослужителей, т. к. именно детское пение воспринимается как ангельское. Ведь зачастую на клиросе действительно звучат прекрасные голоса, «но молитвенное песнопение услышишь редко». Это – сложнейшая техническая и, в большей мере психологическая задача для любого солиста-вокалиста. Но не для Веры Дмитриевны! Она легко «смиряет» свою индивидуальность и «парит» тишайшем pianissimo под куполом храма, как, например, в моменты глубоко личного моления о болящих на Литургии:

 

 

 

 

Стремление к однородности звучания хоровой партии, «органности», создание при любой фактуре ощущения единения, соборности достигается эффектом «горизонта», создаваемого тембром Веры Дмитриевны. Этот высокий, большой плотности голос – как в forte, так и в  piano – своего рода «каркас», создающий ощущение комфортного пребывания как в тональности, так и в качестве элемента гармонии для каждого голоса. Если поет Вера Дмитриевна – хор не может понижать строй, как бы не старались все остальные! Тембровое же подражание дает эффект слитности, звуковой ровности.

 

 

 

Стояние Веры Дмитриевны на клиросе подобно свече – она вся полна внутреннего горения, почти не отражающегося на лице, но удивительно слышного в голосе. В любом состоянии здоровья она – как натянутая струна, позволяет себе присесть в редчайших случаях, но искренне сокрушается, если, по её мнению, что-то не удалось.

После освоения сложнейших многочастных концертов Д. Бортнянского, а также сопряженных с романтическими интонационными трудностями сочинений А. Архангельского, П. Чеснокова, А. Никольского, А. Кастальского, А. Александрова и других авторов, Вера Дмитриевна всегда обращала внимание певчих на самоценность простого клиросного пения приходской традиции. Она бережно восстанавливала рукописные партитуры, «собирая» их из разрозненных партий (так была воссоздана партитура «Седе Адам» Никанора), дописывая недостающие голоса, справедливо полагая, что именно такие песнопения хранят приходскую традицию. Даже навещая родственников в Нальчике, Вера Дмитриевна не могла пропустить воскресную службу и в Нальчикском соборе, записала и привезла простейшее молитвенное песнопение, ставшее репертуарным:

 

 

 

 

Епископ Майкопский и Адыгейский Тихон во время богослужения 8 января 2016 года, поздравляя хор с 25-летним юбилеем, отметил: «Душа Вашего хора – это Вера Дмитриевна!» ‑ и это действительно так. Когда она поет с нами – певчие чувствуют себя спокойнее, её голос вдохновляет на творчество, её фигура – символ незыблемости традиций российской хоровой культуры, Свет её голоса несет благодать, её жизнь – посвящение хору, служение хору, пение во славу Божию.

 

 

Светлана Ивановна Хватова – доктор искусствоведения,

профессор, зав. кафедрой музыкально-исполнительских дисциплин

Института искусств АГУ, заслуженный деятель искусств

Республики Адыгея, регент Свято-Воскресенского храма

г. Майкопа