Неоязычество и православие


Мы уже сообщали, что на заседании Священного Синода РПЦ была высказана озабоченность усилившимся распространением неоязычества в странах канонической ответственности Московского Патриархата, в том числе в культурной и информационной сфере. Была также подчеркнута необходимость более активной работы на общецерковном и епархиальном уровнях с целью опровержения неоязыческих заблуждений. Мы начинаем цикл публикаций на тему «Неоязычество и православие».

Слово руководителю Отдела по делам молодёжи Майкопской и Адыгейской епархии иерею Вячеславу Лемешко.

Величайшее зло языческого сознания в человеке во все времена – «сорвать тайны бытия» и стать на место Бога.

Что породило и продолжает порождать неоязыческие воззрения в человеке и обществе?

Основной причиной его возникновения является ложное самоопределение человека. Книга Бытия повествует о том, как первые люди соблазнились сорвать запрещенный плод с древа познания добра и зла, чтобы стать «как боги». Вместо постепенного духовного роста, изменения себя по образу всесвятого Бога, человек избирает «легкий путь», не требующий труда, «приятный для глаз и вожделенный» (Быт.3, 6), обещающий сразу дать знание добра и зла - путь безбожного становления «богом».

Этот внешний путь «срывания» тайн бытия для овладения его естественными и сверхъестественными силами порождает магию. Отсюда возникает идолопоклонство как естественный результат извращения понятия о высшей цели и истинном смысле жизни. Гордость, попытка человека самому стать на место Бога, стремление к сверхсознанию и высшим наслаждениям порождают и наиболее утонченное неоязычество – мистическое.

В каком направлении идет общее развитие язычества сегодня? Становится оно все более «языческим» или же в нем происходит какой-то положительный процесс возвращения к «невидимому Богу» (Деян.17,23)?

Мне кажется неоспоримым то, что в язычестве всегда были люди, которые «искали Бога, не ощутят ли Его и не найдут ли» (Деян. 17, 23). И в этом смысле, пожалуй, справедливо, что и в язычестве совершался положительный религиозный процесс. Ибо, как писал св. Иустин Философ, «у всех есть семена Истины». И далее: «Христос есть Слово, коему причастен весь род человеческий. Те, которые жили согласно со Словом, суть христиане, хотя бы они считались за безбожников, - таковы между эллинами Сократ, Гераклит и им подобные».

Однако не менее очевидно и другое, что эта всеобщая причастность Слову и искреннее искание истины отдельными неоязычниками не определяют общего хода развития язычества в человечестве. Неоязычество – это в конечном счете не столько искание Бога, сколько уход от Него, и прогресс в язычестве был и остается более прогрессом греха и отступления, нежели бескорыстного поиска истины и все большего познания Бога. Идея «Царства Божия на земле», т. е. достижения в земной истории всеобщего духовного и нравственного совершенства и материального благоденствия, энергично защищаемая почти до конца своей жизни философом В. С. Соловьевым и идейно близких ему в этом мыслителей (прот. С. Булгаковым, С. Н. Трубецким, Н. Федоровым и др.), отсутствует в святоотеческих творениях и принципиально противоречит Откровению Нового Завета (см. Мф. 24, 5-31). Божественное Писание возвещает, что «в последние дни наступят времена тяжкие, ибо люди будут самолюбивы, сребролюбивы, горды…» (2 Тим. 3 , 1-2), так что «Сын Человеческий, пришед, найдет ли веру на земле» (Лк.18, 8). Таковыми могут быть последствия лишь глубокой, всеохватывающей духовной деградации человечества, окончательного господства язычества.

Понятием «неоязычество» в христианстве выражается, в первую очередь, попытка возродить то «ветхое», наследственное начало в человеке, которое, возникнув в результате его отпадения от Бога, затем, в процессе истории, выявлялось и развивалось в различных извращённых формах и видах. Человек в естественном своём состоянии, по христианскому учению, представляет собой не идеальную, безгрешную сущность, но глубоко поврежденную и по душе, и по телу. В ней добро смешано со злом, новое с ветхим, и требуется постоянная, сознательная духовно-нравственная работа личности, чтобы стать полноценным, «НОВЫМ» (Еф. 4, 24) человеком.

Неоязычество, таким образом, есть, прежде всего, такое направление жизни, которое характеризуется ложным отношением человека к Богу, к себе, к миру. Поэтому оно включает в себя как смесь различных религий и мировоззрений, так и всех тех людей, в том числе, к сожалению, и христиан, которые живут « по стихиям мира, а не по Христу» (Кол. 2, 8). Ибо в каждом человеке живет по природе и христианин, и язычник. И только искреннее избрание Христа идеалом своей жизни делает человека христианином. В противном случае, даже исповедуя Православие, оставаясь формально в Церкви, исполняя все ее обряды и предписания, он может в полном смысле слова оказаться настоящим богопротивным язычником: «Не всякий, говорящий Мне: «Господи! Господи!», войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного» (Мф. 7, 21).

иерей Вячеслав Лемешко