О мытарях и фарисеях


Автор: Селедцов О.В.

 

Светлой памяти убиенных о. Андрея Николаева

со чадами.

Серёжа Мурашов – редактор Православного радиовестника «Звоны» спешил в храм на воскресную службу.

Погода была неважнецкой: серое небо, мокрый редкий снег, слякоть и грязь. Да ещё автобуса пришлось ждать минут двадцать. Настроение было не из лучших, но Серёжа утешал себя предстоящей красотой архиерейской службы, тем более, что на правом клиросе теперь поёт очаровательная Леночка Нестеренко – студентка консерватории да и просто красавица. Именно воспоминание о Леночке приободрило редактора, и к кафедральному собору он подходил чинно, не с кислой физиономией, а как подобает православному журналисту. Перекрестившись на собор и опустив в кружку для сбора пожертвований два рубля, Серёжа шагнул на ступени паперти.

– Серёжа! Вот хорошо, что я тебя увидела.

Прямо перед ним знакомая старушка, Петровна. Вместе в прошлом году ездили паломничать в Дивеево: в источниках купаться, по канавке пройтись, ну и всё, как полагается. Петровна помогает при соборе. Убирается, следит за подсвечниками, иногда на вечерне поёт на клиросе. Серёжу уважает, просит порой узнать адреса монастырей. Серёжа человек образованный, начитанный. Литературой христианской квартира доверху завалена. Несколько лет назад закончил заочные катихизаторские курсы, стал вхож в дом епархиального архиерея, всех батюшек в городе знает накоротке. Естественно, к такому человеку ходили иногда за советом прихожане собора. Серёжа этим не тяготился и всегда обстоятельно отвечал всем на интересующие вопросы.

Петровна отвела его в сторонку.

- Серёжа, вот мы хотим организовать сбор подписей или как там, не знаю.

- А что случилось-то?

- Как? Ты не в курсе? Ну, всё по поводу новых паспортов, ИНН, микрочипов.

- Что опять? Уже перестали, насколько я знаю, этим заниматься.

- Нет. Вовсе нет. Опять грозят микрочипы под кожу вводить. Всем поголовно. В Москве уже вживляют чипы-имплантанты добровольцам. Пока только добровольцам, но вскоре, говорят, имплантация будет всеобщей.

- Да кто вам сказал? Ерунда это. Только планируют, в качестве эксперимента. И не у нас даже, а где-то в Америке, кажется.

Петровна удивлённо и недоверчиво захлопала на Серёжу ресницами:

- А у нас говорят… Подожди-ка. Паша! Паш, иди сюда.

По ступенькам в это время поднимался церковный староста Павел – степенный мужчина, знавший наизусть все службы, включая великопостные.

- Паша! Вот наш журналист говорит, что всё это ещё не так страшно.

- Ой, да откуда эти журналисты знают? У них всё куплено давно.

Серёжа от неожиданности и от обиды за оскорблённую профессию взорвался.

- Ну, конечно! Продажные и тупые журналисты во всём виноваты. Миллионы за свою тупость получили и всех зовём принять ИНН и встретить приход антихриста.

- Я может, не так выразился. Хотя… Антихрист в самом деле у дверей, а вы молчите, делаете вид, что ничего не происходит.

- Слушайте, хватит. Откуда у вас эта жажда вечной борьбы? У вас лично есть благословение патриарха или правящего архиерея, чтобы собирать подписи или организовывать комитеты?

- У нас на Руси испокон повелось: истину ни патриарх, ни митрополит затмить не смогут. Правда выше архиерейства.

- Ага! Сами себе митрополиты, сами себе духовники. Да ведь вы просто самочинники.

Серёжа, увлёкшись, не заметил, как перешёл на крик. Вокруг них уже стал собираться народ. Повинуясь долгу журналиста, редактор Православного вестника решил довести спор до логической победы. Ох, и много ещё у нас забитых, недалёких людишек. Вроде и воцерковлённые, по многу лет в храм ходят. Проповеди слушают, газетки читают. А передача Серёжкина? Патриаршей грамотой отмечена, между прочим. Могли бы уж послушать. Неоднократно он вопрос об ИНН поднимал. Серёжа перевёл дух и ринулся в атаку.

- Сколько можно мутить воду? Сколько можно играть в «чёт-нечет» с сатаной? Есть решение синодальной комиссии, есть мнение патриарха, старцев.

- Старцы как раз и советуют не принимать ИНН и особенно микрочипы. Вы газету: «Православный набат» читали? Вот то-то. И в монастырях тоже уважаемые монахи советуют…

- Какие старцы-то? Брехня это. Есть кучка раскольников, есть Бичевская. Бог им судья. Их дело. Мы-то тут при чём?

- Кстати, а где сейчас Бичевская? – попыталась вставить слово молчавшая до сих пор Петровна. Серёжа не услышал.

- Раскольники уже сделали своё сатанинское дело. Вот мы здесь ругаемся, а служба идёт.

- Такие, как вы и служите сатане. Всё хорошо, мол, у нас. Мир да благодать. Нечего беспокоиться. А печать антихриста уже ставится.

- Чушь собачья!! Кто вам это сказал? Сторонники Гришки Распутина да Ваньки Грозного?

- Это святые люди, - вставила ещё одна прихожанка, внимательно слушавшая горячий спор, - Кто их за святых не считает, тот будет осуждён.

- Вот видите!!! – победно закричал Серёжа, - нас, несогласных с раскольниками, уже судить собрались.

- А сам ты раскольник, - крикнул из толпы кто-то.

- Неправда, он дело говорит, раскольники воду мутят, и нас, истинно православных с толку сбивают, - ответил мужской твёрдый голос. Это воодушевило Серёжу.

- Вот когда к вам придут товарищи в чёрных кожанках, да возьмут за грудки (при этом Серёжа машинально взял старосту Павла за лацканы пиджака), да заставят отречься от Христа, тогда бороться надо!

- Тогда поздно будет!! Тогда придёт Христос и таких, как вы, поразит мечом своего дыхания.

- Таких, как вы!!

- Нет, таких гадов, как вы!!!

- Сам ты гад!

- А ты чёртов прихвостень.

- Ах, так!

Серёжа плотнее схватил Павла за грудки и энергично тряхнул. Павел в ответ заехал редактору кулаком по темечку. Озверевший Серёжа зло, но не очень сильно ударил старосту в грудь. Павел ойкнул и кинулся на обидчика, зубами вцепившись ему в ухо. Заревев от боли, Серёжа, уже не сдерживаясь, стал бить повисшего на себе старосту руками и ногами. На ступени паперти закапала кровь. Люди закричали, но дерущихся растаскивать не стали. Наоборот, давешние анонимы столкнулись между собой. Началась свалка. Сквозь плачь, крики и стоны слышны были редкие:

- Вот тебе ИНН…

- Это тебе за Распутина…

- Не любишь Русь Святую?..

- Ага! Антихристово племя!..

У соборных ворот растерянно наблюдала драку группа молоденьких девчушек-студенточек.

- Вот видите, россияне, до чего эти православные озверели. Поубивать друг друга готовы. Бегите отсюда, девушки. Спасайте души. Вот возьмите журналы почитать. Там всё написано. Где правда, где Бог. А здесь Бога нет. Здесь ненависть и злоба. К нам приходите. У нас все друг другу рады, как братья.

- Где это у вас, бабушка?

- А вот почитайте журнал. Красивый, цветной. Там и адрес указан. Не пожалеете.

Опрятно одетая старушка раздаёт богато иллюстрированные журналы и, сплёвывая в сторону собора и дерущихся, уходит. Следом уходят студентки. Встревоженные шумом ввысь взметают толи испуганные, толи обрадованные вороны. Драка продолжается с ещё большим ожесточением.

А в соборе в это время идёт литургия. Епископ с амвона читает проповедь:

- И стоял мытарь, и боялся поднять глаза к небу, сокрушаясь о грехах своих. А фарисей, гордясь праведностью и учёностью своей, гнушался грешника. Но кто более оправдан из сих двух? И кто мы с вами? Кающиеся ли мытари или возгордившиеся фарисеи, ругающиеся в храме и вне храма? Получим ли оправдание за дела наши?..

В соборе стояла тишина, перебиваемая лишь игрой двух лукавых солнечных зайчиков под самым куполом, да всхлипыванием девчурки на руках у сосредоточенной женщины. Девочке было больно. Ей на руку накапал воск, вот и плачет глупышка.