Лествица к Сергию (часть четвертая)


К 700-летию со дня рождения преподобного Сергия Радонежского.



«И, оглядываясь теперь на то, чем мы были

и как и когда появились на свет,

неизбежно являются взору сперва –

весь великий и трагический четырнадцатый век,

потом, как острие копья или как гребень волны –

Куликово поле, и затем среди тьмочисленных лиц

тогдашних деятелей высветляется,

словно слепительная точка на острие копья,

одно лицо, или, вернее сказать, лик,

один человек – Сергий Радонежский».

Дмитрий Балашов.



Куликово Поле – центр переплетения всех русских судеб. От века 14 до наших дней. Каждый русский человек, КАЖДЫЙ так или иначе связан с полем нашей истории, полем нашей славы, полем нашей самоидентичности. Именно здесь в огне и страшной сече явилась миру русская нация. Судьбы России, словно из одного запутанного клубочка берут своё начало здесь, распутываясь прочными, разноцветными нитями по просторам и весям всей Руси. Не верите? Вот лишь несколько примеров.

В 15 километрах от Куликова поля есть деревушка Себино. Именно здесь родилась великая святая блаженная Матрона Московская, к которой не иссякает людской поток со всей России. Скептики скажут, ну, и что? Простое совпадение. Хорошо, пусть так, пойдём дальше. Недалеко от места великой битвы ютится железнодорожная станция Астапово. Та самая, где трагически умирал Лев Толстой, в тургеневских, между прочим местах, известных нам по «Запискам охотника». Опять совпадение? Организатору народного ополчения 1612 года Нижегородскому мещанину Козьме Минину по преданию трижды во сне являлся преподобный Сергий Радонежский с повелением собирать ополчение. Выдумки, - скажут скептики, - это всё придумал Черчиль в 18 году, хе-хе. Но вот то, что храм на самом Куликовом поле, освящённый во имя преподобного Сергия, строился по проекту знаменитого Щусева, того самого, что построил мавзолей на Красной площади и строил первые станции московского метро – это никакие не шутки. И то, что осенью 1941 года наши войска остановили фашистов на подступах к Полю, не дав врагу осквернить святыню – это исторический факт. И сколько таких фактов связано с великим Полем.

Но главное – именно здесь объединённая русская рать под командованием Московского князя Димитрия Ивановича, прозванного впоследствии Донским, разгромила интернациональную профессиональную армию Золотоордынского хана Мамая. Хан привёл с собой сто тысяч отборнейших ратников. Лучшее войско того времени. Лучшее.

Меня всегда занимало то, что в решающие мгновения истории русские воины в генеральной битве побивали войска именно лучшие из лучших. Пётр разбил самую лучшую в Европе на тот момент шведскую армию. Кутузов одолел незнающую страха и поражений великую армию Наполеона. Нахимов на парусниках разгромил паровой флот Турции. Ополченцы и необстрелянные бойцы сибирских дивизий отшвырнули от Москвы на сотни километров лучшие дивизии вермахта.

Вот и на Поле Куликовом сошлись по сути русские ополченцы и ордынско-европейские профи. Да ещё и на территории, принадлежавшей Орде. На вражьей тогда территории. Ну, это как если бы чемпиона города по боксу вызвал бы на поединок ваш одноклассник, хороший парень Витя Колесников, звёзд с неба в спорте никогда не хватавший, но решительный и упёртый. Чемпион согласился на поединок, но с условием, что драться будут в квартале диких боксёров, куда человеку без криминальной «крыши» показываться смертельно опасно, да ещё в драке он, чемпион, может пользоваться кастетом, цепью и финкой, а Витя не может.

И вот поединок состоялся, и к удивлению всего человечества Витя Колесников несмотря на кастеты, финки, злобную поддержку отморозков – приятелей чемпиона, навалял этому чемпиону так, что тот бежал, отплёвываясь соплями и кровью, кварталов десять, пока не упал и не забился в истерике где-то в забытой людьми и Богом подворотне.

Утрирую? Сгущаю краски? Но разве что самую малость. В принципе, для того времени всё было именно так, ну, или почти так.

О, как не просто, как мучительно не просто было выходить русским на битву. Тут решалась судьба Руси. Тут или-или. Побеждает Мамай – и окончательно расчленяется, а со временем и вовсе упраздняется начавшая собираться воедино Русь. И наоборот. Побеждает Димитрий – усиливается развал Орды, что и произошло, и резко ускоряется процесс образования Российского государства. Но как решиться на такую битву. Не слыхано же, биться с Ордой в её же пределах! И Димитрий едет к Сергию в Троицу. За благословением. Ведь только такой великий молитвенник мог благословить или не благословить русских на решающую для них, для всех нас битву.

Отче, благослови!

На роковую битву.

В дивной своей молитве

Силу свою яви.

Стонет в крови земля.

Ты уже знаешь, отче,

Дни поклонились ночи,

Горе крушит меня.

Время за Русь стоять.

Меч мой трепещет в ножнах.

Против татар безбожных

Благослови на рать.

Молвил в ответ чернец:

«В Боге надежда, княже,

Встань против силы вражьей,

Славы прими венец».

И, проводив коня,

В след ему молвил тише:

«Княже, ты победиши

Люты враги твоя».

Годы умчались прочь.

В бездну летят столетья.

Снова ласкает плетью

Русскую душу ночь.

Сердце горит в крови.

Вынем мечи из ножен.

Сгинь, суета безбожья!

Отче, благослови!

И правда возобладала над силой.

По случаю Куликовской победы, как говорят летописцы, была на Руси радость великая, но была и безмерная печаль. По убитым на Дону. До сих пор потомки героев Куликова поля поминают павших за Русь воинов каждый год в Димитровскую родительскую субботу. Шестьсот тридцать лет. Каждый год!

Оскудела тогда земля русская, оскудела совершенно. Воеводами, слугами и всяким воинством. И от этого, вздыхает летописец, был страх большой по всей Руси, ведь некому было больше, взявши меч, стоять насмерть за родную землю. Но это после, а пока была победа, была великая, незнаемая доселе победа, но об этом мы расскажем в нашем следующем выпуске.

Олег Селедцов – член Союза писателей России.




-->