Лествица к Сергию (продолжение)


К 700-летию со дня рождения преподобного Сергия Радонежского.



«Преподобный и богоносный отец наш Сергий,

игумен Радонежский, чудотворец –

не только великий светильник благодати,

но и особенный избранник Божий в деле распространения

иноческой жизни: он - отец монашества средней Руси;

последующие судьбы основанной им Лавры показывают

в нем дивного заступника земной отчизны его».

Граф М. В. Толстой.

Недалеко от Москвы, в городе Сергиев Посад расположена великая русская Лавра. Свято-Троице Сергиев монастырь. Сердце русского Православия. Одна из самых почитаемых общерусских святынь. В самые тяжёлые и, пожалуй, решающие для судеб России часы, Лавра всегда являлась для русского народа и для всей страны нашей примером верности российскому историческому пути, силы духа и бескорыстной любви к своему Отечеству.

Первое упоминание о чудесах, происходивших там, где сегодня раскинулась Троице-Сергиева Лавра, дошло до нас со времени самого основания монастыря. Место это было известно окрестным жителям ещё до того, как преподобный Сергий поселился здесь. Задолго до прихода на Маковецкий холм преподобного местные так называемые «лесные люди» - охотники и бортники приметили этот холм в десяти верстах от Хотькова. Говорят, что те из них, кто случайно ночевал в лесу близ Маковца, будто бы воочию наблюдали яркий свет, струящийся над землёй или ощущали благоухание, разливавшееся в воздухе. Именно это место и выбрал для уединённых подвигов юный Варфоломей, будущий Радонежский чудотворец.

Когда родители его, благочестивые Кирилл и Мария, будучи уже в преклонных годах, постриглись в монахи в Покровском Хотьковском монастыре, Варфоломей, уступив свою долю наследства младшему брату Петру, избирает свой монашеский путь, самый трудный – через отшельничество.

На поросшем густым лесом холме Маковец Варфоломей со своим братом Стефаном срубили келью и «церквицу малу», посвятив её Святой Троице, воспринимавшейся тогда как символ единства и братской любви, так необходимых русской земле в ту трудную эпоху. Не стоит забывать, что Русь в тот исторический момент изнывала под игом татаро-монгольских завоевателей. Монголы разорили множество монастырей, а иные обители сами пришли в упадок из-за отсутствия духовной крепости. Русь остро нуждалась в отце и наставнике, кто смог бы вывести её из тьмы рабства и бездуховности.

Труды преподобного Сергия в уединённом иноческом житии были настолько тяжёлыми, что брат его, не выдержав, вскоре покинул его и ушёл в Москву. Сергий же остался и, преодолев все испытания отшельнической жизни, принял здесь же монашеский постриг в день памяти древнехристианского мученика Сергия. Слух о молодом монахе, живущем в тяжёлых подвигах, быстро распространился по округам. К Маковцу стали стекаться отшельники, желающие потрудиться в посте, труде и молитве. Россия начинала возрождаться. Возрождаться в монашестве. Тут необходимо пояснение. Монах – это особенный человек, и не человек даже, по учению Церкви. Монах – это тот, кто, будучи облечён в материальное , вещественное тело, подражает жизни или, правильнее сказать, состоянию сил бесплотных. Монах держится исключительно Божьего Слова и заповедей Христа. Монах – это тот, кто скорбит и болезнует душой, кто всегда помнит о смерти, кто, отречась от мира, радостей земной жизни, готовится встретить безмерные блаженства жизни будущей. Но монах – это и учитель человеков, молитвенник за земное Отечество перед Отечеством Небесным.

Он плакал, стоя на коленях,

Ревел навзрыд, припав к земле,

О гордости своей и лени,

О непрощении и зле.



И боль моя казалась пылью

При покаянных тех слезах,

Что под святой епитрахилью

Взывали к Богу о грехах.



Он плакал, стоя на коленях,–

А свечи плавились, тихи.

И, как полуденные тени,

Смывались прежние грехи.



Здесь тайна явлена незримо:

Всесилен покаянья дух.

И шелест крыльев Херувима

Под куполом раздался вдруг.



В 1354 году Сергий был рукоположен в сан священника и официально возведён на игуменство. Однако и после этого он показывал пример смирения: носил простую одежду, почти лохмотья, рубил и пилил дрова, молол жито, пёк хлеб, носил воду, строил братские кельи, был строжайшим постником. Смиренная кротость – основа духовного подвига преподобного Сергия. Строгий судья не найдёт в Радонежском игумене ярко выраженной суровой аскезы – ни вериги, ни истязаний плоти, ни тысячедневных стояний на столпе. Но всегда, во всё Сергий являл пример бесконечной кротости и истинного смирения. Однажды, когда страшный голод свирепствовал в Московских землях, и истощённые голодом братья начали роптать, Сергий нанимается к одному из своих монахов за лукошко гнилых сухарей строить сени в его кельи, и затем на глазах у всей братии, съедает эти сухари, славя Господа. Крестьянину, который смеялся над внешним видом Троицкого настоятеля, он кланяется в ноги и зовёт с собой разделить трапезу.

Множество искушений пришлось преодолеть преподобному: голод, уныние, волнения плоти преследовали его. Стаи голодных волков рыскали возле кельи. Не стоит забывать, что тогда вокруг Лавры не было могучих стен, способных выдержать шестнадцатимесячную осаду польско-литовских интервентов, да и Лавры ещё никакой не было. Вокруг Маковецкого холма шумел густой, дремучий лес, в котором частыми гостями были медведи. Одного из них посещение преподобного Сергия вошло в привычку. Сергий всегда неизменно выносил ему кусочек хлеба, делясь со зверем иногда последним, а порой и вовсе оставался голодным, не забывая накормить своего лесного гостя. И дикий зверь сделался до того ручным, что слушался слова Сергия и был кроток перед ним, как овца.

Вскоре пример Троицкого монастыря и его великого игумена перешагнул границы Маковецкого холма и оказал влияние на возрождение традиций русского монашества. За 100 лет, начиная с 1340 года на Руси возникло до 150 новых монастырей по примеру и образцу Троицкого.

Служение преподобного Сергия в духовном наследии Русской Церкви неразрывно связано с новой эпохой, отмеченной особым почитанием Пресвятой Троицы. Это был удивительный период русского исторического возрождения, подлинного воцерковления жизни, внесения в неё литургической красоты, поэзии, выдающихся иконописных и храмоздательных образцов, гармонии преображённого русского мира. Но прежде, чем победить в народном сознании врага внутреннего, необходимо было избавить Русь от ига внешних поработителей. Но об этом мы расскажем в наших следующих выпусках.

Олег Селедцов – член Союза писателей России.