Беседа 6. Сектантам и сомневающимся о Православии. Часть 2.


 

- Отец Сергий, сегодня мы продолжим беседовать на тему «сектантам о Православии». Давайте поговорим об иконопочитании. Наши оппоненты утверждают, что православные – идолопоклонники, ведь деревянные или мозаичные иконы, которым поклоняются православные, не что иное, как идолы. Как же можно молиться идолам?

- Эти люди за нас решили, что мы делаем. Они говорят, что мы молимся иконам. Приходится объяснять, что иконам мы не молимся и никогда не молились. Мы молимся исключительно Богу.

А теперь давайте разберём, что же, собственно говоря, такое икона. В переводе с греческого слово это означает образ. Мы возносим свои молитвы перед образом, перед изображением. Что это за изображение? Это могут быть библейские сюжеты, изображение Девы Марии, тех или иных угодников Божиих и изображение Самого Господа Иисуса Христа. Нас могут спросить: а зачем вы это делаете? Простите, но нам это никто не запрещает. Нигде в Священном Писании нет запретов на священные изображения. В Ветхом Завете мы читаем, что храм Соломона был полон изображений. Были изображены духовные реалии. Были изображены херувимы, причём по прямому повелению Божию. А ранее. Вспомните, на ковчеге Завета были два литых херувима. Бог повелел их сделать: «и сделай из золота двух херувимов» (Исх. 25: 18). Может это тоже идолопоклонство? Ведь первосвященник становился на колени перед этим ковчегом с изображёнными на нём херувимами. Сам Творец повелел их сделать. Это не то что первосвященник сидел себе, думал, как бы получше украсить святой ковчег и додумался. Нет. Господь Саваоф лично повелевает сделать их. 

Утверждают, мол, иконы – идолы. Апостол Павел говорит, что идол в мире ничто (1 Кор. 8: 4). Идол – это бог, вернее, божок, которого не существует. Мы же вот уже две тысячи лет делаем изображение Христа. Также, кстати, как и делаю изображение Христа в своих красочных журнальчиках те, кто в нас тыкает пальцами. Пролистайте такой журнальчик или такую брошюрку, там вы непременно найдёте изображение библейских событий, изображение Иисуса с учениками. Разве нет?

- Нам они запрещают это делать, а сами усердно этим занимаются.

- Доходит до того, что диспутах с этими людьми, когда они ставят нам в упрёк иконопочитание, я спрашиваю их: «Так можно ли делать изображения?» Человек, абсолютно не задумываясь, отвечает однозначно: «Нет!» Показываешь тогда ему книгу с изображением Христа, выпущенную этой же общиной, а вы тогда почему делаете? И вот тут начинается: ну, вы же понимаете, это же другое. Какое такое другое? Ну, вы, ну, мы, ну, то да сё… И ответить по существу нечего. Спрашиваешь: «Вы дорожите своими книгами и журналами? Да. Вы не заворачиваете в них пирожки? Нет. Почему? Потому что вы чтите священные изображения. Почему же нам запрещено чтить изображения?» И в тысячный раз говоришь этому человеку: мы, православные, не поклоняемся иконам, не молимся им, мы почитаем иконы. Чтим их. Мы не кланяемся дереву. Да, в присутствии икон мы становимся на колени, мы возносим горячие молитвы. Но кому? Доскам, камню. Нет и ещё раз нет!

Ещё один, кстати, образ Божий, кроме иконы мы почитаем.  Этот образ – человек. При встрече с добрым человеком, по традиции мы кланяемся ему, говорим: «Здравствуйте!» Это что тоже идолопоклонство?  

Ни разу в своей пастырской практике я не слышал, чтобы кто-нибудь из православных верующих молился со словами: «Святая икона, помоги мне». Мне возразят, мол, вы, батюшка, правильно всё понимаете, а вот обычные прихожане православных храмов понимают отнюдь неправильно и именно поклоняются иконам. Даже если в отдельных, единичных случаях это было бы и так, это вовсе не повод убирать иконы из храмов. Есть люди, которые неправильно понимают Священное Писание, так давайте, дабы и дальше не искушать таких людей, уничтожим все Библии. Если есть церковно безграмотные люди с ними необходимо работать, а не лишать их икон и книг.

- Отец Сергий, но ведь есть ещё и такое явление, как Чудотворные иконы, особо почитаемые. К ним, например к Иверской. Владимирской или Казанской иконам Божией Матери всегда стекаются тысячи и тысячи паломников со всего православного мира. И вот такое почитание точно со стороны может показаться поклонением.

- Это заблуждение. Мы чтим любой образ. Маленькая бумажная иконка нам также дорога, как и древняя написанная евангелистом Лукой на кипарисовой доске. У нас нет иконной градации, мол, вот этот образ более великий, а этот – так себе.

Ещё раз повторю. Сама икона не может ничего. Она не может исцелять и творить другие чудеса. Только Господь и Спаситель наш Иисус Христос по милосердию Своему творит великие чудеса, исцеляя больных и даже воскрешая мёртвых. Икона же – это действительно доска, камень и краска. Но это своего рода проводник из нашего материального мира в мир горний, духовный. Господь исцеляет через икону. Возьмём Священное Писание. В Ветхом Завете множество случаев когда материальные вещи, принадлежащие древним пророкам, творили чудеса, вернее через них Господь Саваоф творил чудеса: ковчег завета, жезл Моисея, меч Гедеона и иже. В Новом Завете: одежда Христа, к которой лишь прикоснулась кровоточивая и тут же исцелилась, тень апостолов, пояса учеников Христовых и Богородицы. И это не ставится в упрёк, это не считается идолопоклонством. Сам Христос, который через Свою одежду исцелил кровоточивую, не упрекал её, что ты, такая-сякая не обо мне подумала, а об этой одежде, ты её обожествила. Ничего подобного. Потому что исцеляет не одежда, не тень апостолов, не жезл пророка, исцеляет и творит иные чудеса ТОЛЬКО ГОСПОДЬ!

- В Ветхом Завете строго настрого запрещалось прикасаться к мёртвому телу. Прикоснувшийся становился нечистым. Обязан был определённое время очищаться от нечистоты. А вот у вас, у православных, есть почитание мощей, то есть по сути дела почитание трупов.

- Сразу скажу, человек, в котором течёт кровь Христова, то есть человек, который причастен Телу и Крови Христовых, такого человека трупом назвать нельзя. Тело такого человека будет тем самым, в котором он воскреснет. А после Воскресения Христова, Христос, как мы знаем, Воскрес в теле человеческом, женщины-мироносицы шли ко гробу, дабы помазать тело Божественного Учителя. Не просто прикоснуться, а помазать. Не через интернет, а реально. Это было уже почтение умершего святого человека.

Опять же вспомним события Священной истории. Умерший человек воскрес от прикосновения к мощам почившего пророка Елисея. Вообще мне иногда кажется, что  люди, которые нас обвиняют в почитании святых мощей, просто испытывают зависть.  Есть мощи абсолютно нетленные. Тем самым Господь показывает нам будущее общее воскресение. Яркий пример. В наших же телах, понимаете. Не в каких-то там духовных, а в обычных наших материальных телах. Мы воскреснем. И в этом ничего странного нет.

Иисус Христос пришёл на землю обожить не только наши души, но и наши тела. Воскреснем мы не только душой, но и телом. Святые мощи свидетельствуют миру об истинной вере и являются неоспоримым доказательством Божьей любви.

- Нам иногда ставят в вину крещение младенцев.  Мол, дети, которые только родились и ещё ничего не соображают и не могут сознательно сделать свой духовный выбор, подвергаются в православии насильному крещению, против их воли. Только во взрослом возрасте человек должен решать креститься ему или нет, а силой в Царство Божие никого загонять нельзя.

- Во-первых, у нас с некоторыми протестантами разное понимание крещения. Если понимать крещение, как вступление в некую духовную партию, то совершенно верно, силой, против воли человека, в такую партию загонять нельзя. Человек, достигнув совершеннолетия, сам решит, в какую партию ему вступать. Мы же понимаем крещение по-другому.

Крещение – это дарование благодати Божией человеку. Крещение – это не простое умывание или обмывание с погружением, это обещание Господу доброй совести. Так стоит в русском переводе, а в греческом оригинале стоит ИСПРАШИВАНИЕ у Бога доброй совести. То есть просьба к Богу. А вся жизнь беспомощного младенца – не что иное, как просьба. Он просит кушать, просит заботы, просит свежего воздуха, игры просит у родителей. Просит у тех, от кого зависит его жизнь. У родителей и, естественно, у главного Творца его маленькой жизни – у Бога.

Нам говорят, смотрите, что написано: «Кто будет веровать и креститься, спасен будет». Но ведь младенец же не верует. Вроде бы так. Но почему они не читают этот Евангельский текст дальше? «а кто не будет веровать, осужден будет» (Мк. 16: 16). Значит бедные младенчики все уже осуждены? Так получается, если следовать логике протестантов? Христос говорит: «Пустите детей приходить ко Мне» (Мк. 10: 14). А мы им скажем, нет, дорогие, нельзя, потому что вам нет ещё 18 лет.

- Мне это напоминает странную картину. Родился ребёнок, а родители его и говорят ему: «Знаешь, дорогой, пока тебе не исполнилось 18 лет, ты ещё не определился с выбором дышать тебе кислородом или азотом, жить тебе на земле или под водой. Ну ка ты, хороший наш, не дыши пока, до совершеннолетия».

- Единственный путь ко Христу – это крещение. Если человек не со Христом, если человек не под защитой Христа, если в человеке не течёт Кровь причастия, сатана имеет огромную власть над таким человеком. Ну, если, конечно, родители смогут до совершеннолетия своего чада заключить с сатаной договор, о ненападении на их ребёнка, тогда другой вопрос. Но сомневаюсь я, что такой договор, даже если он и будет заключён, принесёт ребёнку пользу.

- Но, кстати, из истории Христианской Церкви мы знаем, что даже великие учителя Церкви принимали крещение в зрелом возрасте.

- В этом ничего из ряда вон выходящего нет. Почему в древности было так – сложный вопрос. Это были времена гонений, и многие мученики первых веков Христианства принимали крещение не водой, а кровью.

- Первым человеком, который оказался в Царствии небесном, стал благоразумный разбойник, уверовавший во Христа на кресте, будучи сораспят с Господом. Но ведь он же не был крещён?

- Был. Он был крещён своей кровью. Как и целый сонм мучеников за Христа во времена гонений до сего дня.

- И ещё один очень важный вопрос. Мы уже говорили об этом в наших прошлых беседа с несколько иных позиций. Центром жизни Церкви Христовой является Евхаристия. Причастие Тела и Крови Спасителя. Протестанты утверждают, что причастие – это такой символ, такое символическое действо, творимое в воспоминание Иисуса. Мы же говорим, что причастие – это совсем другое, это то на чём стоит и утверждается наша Церковь.

- Да. Для них это символ. Не знаю, откуда они это взяли, но для них причастие – это всего лишь символ. Они сами признаются в этом, хотя опять-таки признание это не такое уж честное. В учебниках протестантских написано, что это символ, а рядовые протестанты могут сказать, что это не символ. Ещё раз вспомним слова Господа и Бога нашего: «Приимите, ядите: сие есть Тело Мое» (Мф. 26: 26. См. также: Мк. 14: 22. Лк. 22: 19); «Пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов» (Мф. 26: 27–28. См. также: Мк. 14: 23-24. Лк. 22: 20). А в другом месте: «Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день. Ибо Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем» (Ин. 6: 41, 54–56). Христос не говорит, что это некие символы, Он говорит об истинности Своего Тела – Хлеба и истинности Своей Крови – Вина. Его Тело и Кровь в Евхаристии – истинны. Какие уж тут могут быть символы? Ещё раз повторю со времён Самого Спасителя для нас это истинная Кровь и истинное Тело Господа и Спаса нашего Иисуса Христа.

- Спасибо, отче, за беседу.